Конфликт Google в Китае

Конфликт Google в Китае


Одной из самых обсуждаемых тем начала 2010 года, связанных с Интернетом, является конфликт американской корпорации Google и властей Китая. Компания отказывается работать в огромной и перспективной стране на условиях постоянной цензуры, а Китай, в свою очередь, называет претензии американцев необоснованными. Многим может показаться, что переговоры на повышенных тонах, за которыми мир наблюдает несколько последних недель, возникли только что из ниоткуда. Но, если быть более точными, сложившаяся ситуация – лишь верхушка айсберга, лишь следствие копившихся на протяжении довольного длительного периода времени претензий, вырвавшихся наружу.

Китайский Интернет принято считать символом цензуры и отсутствия свободы действий у пользователей. Китайская доменная зона «.cn» была зарегистрирована 20 лет назад, в 1990 году, и тогда же был открыт первый почтовый сервис. За эти годы количество интернет-пользователей достигло отметки в несколько сотен миллионов: по данным на 2009 год, Сетью в Китае пользовалось 338 миллионов жителей (эти масштабы не удивительны, если вспомнить, что численность населения страны – 1,3 миллиарда, то есть 22% от всех жителей планеты). Широкополосный доступ к Интернету есть в 95% городов и поселков, в деревнях Сеть доступна через телефонные линии. Большинство китайских пользователей заходят в Интернет с теми же целями, что и их «коллеги» из других стран: они ищут информацию в поисковых системах, читают новости, общаются друг с другом в социальных сетях, отдыхают и играют в онлайн-игры.

При этом правительство Китая активно использует современные информационные технологии для самой настоящей пропаганды и, как следствие, влияния на умы населения. В стране реализуется программа «электронного правительства», а законодательство страны позволяет ограждать граждан от практически любой неугодной политике глав государства информации. В то время как в других странах (в том числе и России) Интернет является островом свободы и родным домом для оппозиционеров, активно критикующих власть (речь не об экстремистских организациях, хотя они в Сети тоже присутствуют весьма активно), то китайские «несогласные» возможности вещать с виртуальных трибун практически лишены. Нарушение законодательных актов, жестко цензурирующих локальный Интернете, может грозить серьезными последствиями: лишением лицензий провайдеров связи (и других компаний), судебными разбирательствами и даже тюремными сроками.

Не первый год работает так называемая «великая китайская интернет-стена»: firewall, частично блокирующий китайских пользователей от «внешнего мира». Китайцы видят лишь тот внешний большой Интернет, который им можно видеть. И уж, тем более, власти с большим подозрением относятся к тем иностранцам, которые хотят выйти на местный, чистый и отрегулированный, интернет-рынок. Например, осенью прошлого года иностранным компаниям запретили инвестировать финансы в китайскую индустрию онлайновых видеоигр – очень перспективное и прибыльное направление.

Идеология корпорации Google является, в теории, антитезой принципов китайских властей. Демократия в Интернете – одна из составляющих философии компании, и её сотрудники уверены, что демократия в Сети возможна. Кроме того, согласно «заповедям Google», информации не может быть много, для поиска не существует границ, а стремление становиться лучше и помогать пользователям – это двигатели прогресса. Компанию часто обвиняют в том, что она собирает слишком много данных о своих пользователях: поисковые запросы, информацию из почтовой системы, социальных сервисов, видеохостинга и так далее (в Штатах работают некоторые сервисы, которых нет у нас. Например – Google Health). Тем не менее, заподозрить Google в сознательном цензурировании информации (не запрещенной уголовным законодательством) «во благо» пользователей сложно.

Казалось бы, Google и Китайский Интернет – если не два разных полюса, то уж точно те величины, которым существовать бок о бок друг с другом как минимум не комфортно. Тем не менее, в 2006 году американская корпорация выходит на китайский рынок с Google.cn (до этого Google был доступен китайцам лишь частично). Выходит с некоторым «скрипом», заранее согласившись играть по правилам местных властей, а именно – фильтровать результаты поиска. Важный и показавшийся многим «проявлением слабости» компромисс стал необходимым для компании, мечтавшей просочиться в пусть и закрытую, но перспективную и развивающуюся страну с огромным количеством интернет-пользователей и огромным же (на тот момент) приростом в этой сфере.

Несколько лет работы в Поднебесной продемонстрировали, что недостаточно согласиться фильтровать контент – надо ещё и постоянно над этим работать. В июне прошлого года власти страны предупредили китайское представительство компании, что примут самые серьезные меры, если поисковик не начнет качественно фильтровать порнографическую информацию, на которую случайно или намеренно, но регулярно попадали обычные пользователи. Представители корпорации пообещали сделать все возможное, но скандал продолжался ещё некоторое время, и его проявления включали в себя даже показательные блокировки поисковика в «воспитательных целях».

И вот, в январе 2010 года – новый скандал. Все началось с того, что в декабре 2009 года китайские хакеры совершили атаку на почтовый сервис компании. Злоумышленникам удалось взломать почтовые ящики нескольких китайских правозащитников, и получить доступ как минимум к заголовкам электронных писем пострадавших пользователей. Представители корпорации заявили, что кибератака была продуманной и совершалась с конкретными целями. Атаке подверглись как минимум 20 компаний и частные пользователи.

После этого в Google осознали, что больше не хотят молчать и терпеть, и в январе компания объявила о прекращении цензурирования результатов поиска. Несмотря на то, что это, возможно, является своеобразным актом самоубийства на публику, так как компанию могут из страны «попросить». Кроме того, о ситуации в Китае было доложено в Госдепартамент США, и американские власти не смогли не вмешаться.

Госсекретарь США Хилари Клинтон выступила с заявлением по поводу интернет-цензуры в Китае, и жестко раскритиковала действия китайских властей. Она попросила Китай расследовать причины кибератак в декабре и найти виновных. Кроме того, по её словам, Интернету необходима свобода, а пользователи должны знать, что предоставляемые им сервисы являются полноценными, без цензуры и ограничений. Представители Китая ответили на речь госпожи Клинтон не менее жестко, назвав её выступление «информационным империализмом».

Представители МИДа Китая заявили, что все ограничения в Китайском Интернете проводятся в соответствии с законами, а Интернете в стране развивается быстрее, чем в других странах. Пару дней спустя власти страны объявили, что не имеют отношения к проведенным в отношении Google кибератакам, а обвинения в их адрес является ничем иным, кроме как попыткой очернить государство. После взаимного обмена «любезностями» между Штатами и Китаем ситуация как будто бы поутихла.

А сотрудники Google вновь заговорили о том, что хотели бы остаться работать в Китае, наладить отношения с регулирующими органами и сотрудничать на благо пользователей. Правда, корпорация захотела изменить условия работы на китайском интернет-рынке, и перестать отсеивать «неугодную» информацию из результатов выдачи. Что из этого выйдет – пока неясно. Основатель корпорации Сергей Брин (Sergey Brin) верит в то, что интернет-гиганту удастся найти общий язык с государством, и, соответственно, остановить цензуру.

Так почему же эта история стала одной из главных тем обсуждения даже для тех, кто не очень интересуется Интернетом и воспринимает его лишь как инструмент для поиска информации или общения с друзьями?

Многие, конечно, увидели в ней политический подтекст и лишний раз задумались о противостоянии двух крупных и сильных держав – Китая и США. А для кого-то конфликт китайских властей и Google стал толчком к тому, чтобы ещё раз задуматься о свободе слова в Сети. И, если представить, что поисковая система со всеми дополнительными сервисами – своеобразный символ этой свободы (и слово «Google» в этом случае можно заменить на любое другое, смысл не изменится), а некие надзорные органы – символ цензуры, то за, в общем-то, чужую компанию начинаешь болеть, как за свою сборную на Олимпиаде. Или наоборот, в зависимости от внутренних принципов и идеологии. Хотя, конечно, нельзя забывать о том, что Интернет – это, в том числе, и бизнес, и отстаиваемые интересы «свободы» и «доступа к информации» во многом связаны с желанием зарабатывать в полную силу.



Назад в раздел
Молодежная палата интернет палата

Организаторы