Экспертное мнение о контентной фильтрации



Отвечает Владимир Дудченко, Директор SoftBCom

В чем, по-Вашему, были заложены преимущества австралийского подхода к защите домохозяйств от противоправного контента посредством семейных фильтров?

Можно ли считать, что эти преимущества так же хорошо сыграют в России? Не могу похвастать тем, что детально знаком с ситуацией в Австралии с семейными фильтрами, но по опубликованным данным ее нельзя назвать совершенно успешной. Большая доля из бесплатных семейных фильтров, скачанных пользователями, так и не была установлена, и в целом доля домохозяйств, защищенных подобными фильтрами, также сравнительно невелика. Однако использование подобных фильтров у них является лишь небольшой частью общей программы защиты от интернет-угроз. В мае 2008г. правительство Австралии обязалось выделить в течение пяти лет 125,5 миллионов долларов на реализацию всеохватывающего плана кибербезопасности для борьбы с рисками и помощи родителям и образовательным учреждениям в защите детей от существующих интернет-угроз. Этот план подключает к решению поставленных в нем задач разнообразные государственные механизмы и общественные организации, компоненты этого плана включают технические средства защиты на всех уровнях, а также образовательную активность, что в целом существенно повышает уровень безопасности домохозяйств при использовании интернета.

Как по-Вашему, чему в первую очередь надо "учиться" зарубежным контентным фильтрам, приходящим на российский рынок?

Есть ли "непреодолимые" проблемы в части контента? Как показала наша практика работы с Австралийским поставщиком решений по контентной фильтрации ContentKeeper, специфика российской вэб-зоны не очень велика. Это кириллица, список русских «специфических» слов для использования при лингвистическом анализе, русскоязычный интерфейс, и теперь еще использование кириллицы в URL. Все это –достаточно легко решаемые задачи. В течение некоторого времени мы помогали нашим Австралийским коллегам настраивать их систему искусственного интеллекта на правильную категоризацию русской вэб-зоны, и теперь она весьма успешно с этим справляется. Есть другая сторона этой специфики, связанная с работой самих популярных локальных ресурсов: например, Yandex имеет безопасный режим с низкой степенью защиты, а ряд других используемых в русскоязычной зоне поисковиков вообще безопасного режима не имеет. Настройки систем фильтрации самими пользователями позволяют оставить, скажем, google в качестве единственного «безопасного» поисковика, однако при этом явно обедняется доступная интернет-среда. Эта проблема как раз связана с необходимостью повышения уровня общественной озабоченности вопросами безопасности интернета. Сказанное относится только к серьезным системам, использующим регулярно обновляемые списки категорированных URL, поставляемые вендором, имеющие развитые средства администрирования и отчетности и пр. Если вести речь о простейших системах, ограничивающих доступ к интернету определенными «белыми» списками, то ценность таких систем напрямую связана с содержанием таких списков, а их применимость ограничена младшим возрастом детей, которые только начинают знакомиться с возможностями интернета. Как мне кажется, вряд ли кто-то из зарубежных вендоров будет заинтересован в поставке в Россию таких приложений.

Как Вы относитесь к мнению, что контентный фильтр якобы ограничивает свободу детей, предоставляя им «неполноценный» урезанный Интернет?

Фильтр фильтру рознь. Если это фильтр, работающий по принципу «белого» списка, то он не просто будет ограничивать свободу, он будет дезориентировать и дезинформировать детей, подменяя интернет, мощнейший интеллектуальный инструмент, явившийся одним из важнейших продуктов современной цивилизации, картонной декорацией (хотя это, наверное, не является проблемой для младшего возраста). Если же это фильтр, работающий по принципу ограничения доступа к определенным категориям контента (порнография, вредоносное ПО, азартные игры, экстремистские сайты и пр., включая, может быть, определенный список конкретных ресурсов, актуальный для определенной ситуации), причем родители, определяющие эти ограничения, находятся в контакте с детьми и достигают взаимопонимания относительно их использования, то это нормальный способ фокусирования внимания детей, являющийся частью воспитательного процесса. Не надо забывать, что можно ведь вообще не блокировать содержимое нежелательных ресурсов, а использовать сочетание режима рекомендаций (когда система не блокирует, а указывает на нежелательность посещения соответствующих ресурсов), в совокупности с последующим анализом списка просмотренных страниц и обсуждением с детьми их поведения в интернете.

С чем связаны ошибки в работе фильтров и открытый доступ к нежелательным сайтам?

Наличия ошибок в работе фильтров избежать не удастся. Это не только возможность доступна к нежелательным сайтам, но и т.н. «оверблокинг», когда блокируются совершенно нормальные ресурсы. Связано это с несколькими причинами:

- Невозможностью контролировать доступ по базе ресурсов, охватывающей абсолютно весть интернет (свыше 200 млн сайтов и порядка 60 млрд. страниц). Все системы фильтрации сфокусированы на наиболее посещаемых ресурсах, и эффективность их работы будет тем выше, чем точнее они определят уровень посещаемости;

- Несовершенством систем искусственного интеллекта, определяющих категории сайтов;

- Неопределенностью самого понятия «нежелательных» сайтов (является ли нежелательным изображение Венеры Милосской?)

- Наличием на вредоносных сайтах средств маскировки нежелательного контента, которые не всегда могут быть распознаны системами анализа. Поэтому надо быть готовыми к тому, что при современном уровне развития средств анализа контента мы можем иметь 3 – 4% пропуска нежелательных сайтов и порядка 1% оверблокинга (это ориентировочные цифры, просто для понимания ситуации).

Наличие системы фильтрации не исключает необходимости обучения детей мерам безопасности и определенным правилам поведения в интернете, но ограждает от часто навязываемого искаженного представления об окружающем мире.


Молодежная палата интернет палата

Организаторы